На главную Поиск Написать письмо
Российский фестиваль антропологических фильмов
Новости
6 июля 2015
Результаты РФАФ 2015
Подведены итоги IX Российского Фестиваля Антропологических Фильмов
3 июля 2015
ДНЕВНИКИ РФАФ
Фотоотчет о дне открытия Конгресса и Фестиваля уже на сайте!
2 июля 2015
Начало положено. Зал полон!
Состоялось открытие XI КАЭР и IX РФАФ.

О якутском кино. Интервью с С. Анашкиным

 

Сергей Анашкин, кинокритик, режиссер. г. Екатеринбург.


 

 

 

 

 

 

 

Интервью о якутском кино

Расскажите, пожалуйста, как возник у вас интерес к кино Якутии?

Сфера моих интересов — современное кино Азии. Приходилось писать о лентах из Таиланда, Южной Кореи, Японии, Гонконга, общаться с режиссёрами из этих стран. В позапрошлом году во Владивостоке на кинофестивале «Меридианы Тихого» была представлена программа якутских фильмов. К сожалению, тогда я не смог посмотреть их. Но информация о том, что в дальнем, северном крае снимают своё кино, запала в память. В других национальных регионах России кинопроизводство находится ещё в зачаточном состоянии. В Якутии же за последние годы сделаны десятки картин разных жанров. Развивается документальное и игровое кино. Самобытная творческая школа возникает буквально у нас на глазах. Но в столицах о якутском кинематографе знают мало. И очень немногие, даже среди специалистов. Вот почему мне захотелось составить о нём собственное представление. Тоже ведь «азиатское» кино.

В чём, на ваш взгляд, своеобразие кино Якутии? Почему вы назвали его азиатским?

Якутия находится на северо-востоке великого континента. Но я имею в виду не только географическую привязку. Не только монгольский разрез глаз, азиатский физический тип представителей народа саха. Система ценностных ориентиров — существенней антропологии и «прописки». Свой склад ума якуты унаследовали от праотцов, пришедших некогда с дальнего юга. Конечно, ментальность якутов прошла адаптацию к экстремальным условиям Арктики. Конечно, громадным было (и остаётся доныне) воздействие русской культуры, высокой и низовой. Но сохраняется главное: неевропейский ментальный тип. Ориентация на «семейные ценности» (приверженность родовым корням). Одушевление всех составляющих универсума. Может быть потому сцены, снятые на натуре, выглядят в якутских картинах столь естественно и органично. Пейзаж в них не просто «задник». Человек не противопоставляется ландшафту, а как бы растворяется в природной среде. У здешних операторов зоркий и чуткий глаз. Визуальное решение — одно из важнейших достоинств якутской киношколы.

Особого разговора заслуживает психофизика якутских актёров. Ощутим серьёзный профессиональный фундамент. Есть отличный «тренинг-центр» — Сахатеатр, обладающий гибкой, слаженной труппой. За плечами якутских актёров — опыт учёбы в Москве, русская театральная школа. Но в кадре якуты куда экономней славянских коллег. Играют почти по-японски — «нутром», придерживая внешние проявления эмоций. Таким, вероятно, и был дедовский эталон публичного поведения, принесённый прародителями саха из дальних степей, «плавильного котла» азиатских народов.

Какие фильмы вы успели увидеть во время вашей поездки в Якутию? С кем из кинорежиссёров вам удалось познакомиться?

Я смог пообщаться с Никитой Аржаковым, ведущим режиссёром «Сахафильма». Именно он снял первые в якутском кино полнометражные картины «Чёрная маска» и «Журавли над Ильменем». Беседовал с Вячеславом Семёновым, чей фильм «Балыксыт» удостоился нескольких наград на российских фестивалях. Встретился с дебютантом Константином Барашковым, сделавшим кассовый хит «Куот!». Виделся также с продюсерами —директором «Сахафильма» Степаном Сивцевым-Доллу и руководителем «Алмазфильма» Александром Даниловым .

Если бы мне предложили составить «фестивальную» программу якутских картин, я выбрал бы короткометражки «Старик» Никиты Аржакова, «Мальчик и озеро» Прокопия Ноговицина, «Мотуо» и «Балыксыт» Вячеслава Семёнова. Ну, может ещё «Свет во тьме» Эдуарда Новикова. Короткометражки пока соразмерней полновесных картин: нет видимых нестыковок между амбициями и конечным результатом. В каждом из перечисленных фильмов ощутим национальный колорит. Не только в «экзотическом» антураже — в самоощущении персонажей. Уверен, что у таких картин имеется фестивальный потенциал.

Многие СМИ республики отметили коммерческий успех первого якутского боевика «Куот!» («Беги!»). Вместе с тем, фильм критикуют за излишнюю жесткость, откровенность, показ неприглядных сторон жизни (преступность, наркоманию, бедность) такими, какие они есть. А в «госкино» многим не нравится его нарочитый пафос, уход в этнографию, псевдопатриотизм. Как вы оцениваете эту ситуацию в кино Якутии?

Есть знаменитая фраза Мао Цзедуна: «Пусть расцветут сто цветов!» Если снять иезуитский подтекст (в Китае цветник всё равно пропололи от «чуждых растений»), её можно считать своеобразной формулой эстетической толерантности. Весьма актуальной сегодня. В современном кино нет больше «презренных» жанров, нет «неприличных» тем. Зрительская аудитория престала быть целокупным монолитом. Обозначилось её расслоение, образовались различные «потребительские ниши».

Режиссёры «Сахафильма» и Вячеслав Семёнов производят респектабельный кинопродукт, на Западе такой именуют мейнстримом («среднее», «основное» течение, кино без эпатажа, без эстетических крайностей). Экранизируют прозу маститых писателей, а значит, по большей части, обращаются к сюжетам из прошлого. Оживляют образы «сельской Якутии». Берут на себя отчасти и выполнение просветительских задач: знакомят сограждан с национальной классикой, а чужаков — с экзотикой родного края.

Независимые производители обживают другие, неосвоенные пространства: городские истории, темы нашего дня. Кто-то берётся за коммерческое, «жанровое» кино, вроде молодёжной экшн-комедии «Куот!». Кто-то за авторские, нередко хулиганские, проекты. Так, первенцем компании «Алмазфильм» оказался артхаусный фильм Сергея Потапова «Любовь моя». Это в нём — впервые в якутском кино — появились бандиты и проститутки. За что и ругали картину. Признаюсь, мне не очень понятны обвинения в каком-то злонамеренном очернительстве. Фильм-притча был сделан в условной манере, далёкой от прямого жизнеподобия. Невсамделишны, карнавальны бандиты и в картине «Куот!». Но если уж говорить о верном «отражении жизни», так ведь найдутся в Якутске и гангстеры, и жрицы любви. Стоит только вчитаться в криминальные сводки на страницах местных изданий.

Недавно ЮНЕСКО провозгласило якутский национальный эпос олонхо шедевром устного и нематериального наследия человечества. Может ли это повлиять на развитие нашего кинематографа?

Знаю, что уже есть планы экранизировать одну из якутских былин, сделать компьютерный мультипликационный фильм. Хорошая идея. Олонхо — благодатная почва для адаптаций. На основе якутского эпоса можно создать серию фильмов-фэнтези, азиатский ответ «Властелину колец». Такие проекты потребует серьёзных финансовых вложений. Нужно воссоздавать обиход волшебных миров, передать на экране удаль былинных ристалищ, накал богатырского экшна. Кустарным способом, на три копейки такое кино не снять. Впрочем, даже самая удачная экранизация будет лишь отблеском поэтического оригинала.

Кино может сберечь лишь фабулы древних сказаний. Но для возрождения фольклорной традиции пересказа былинных сюжетов, увы, недостаточно. Она будет жить, если удастся реанимировать творческие приёмы, «стиль мышления» сказителей-олонхосутов. Поэтика якутских былин отлична от западных литературных стандартов. Механическая подгонка под европейские вкусы убивает их реликтовый, архаический дух. Я посмотрел инсценировку «Кыыс Дебилийэ». Олонхо превратилось на сцене в подобие итальянской оперы: пространные монологи сказителя были усечены до коротких ремарок. И что-то важное, «нездешнее» ушло вместе с ними. Можно было пойти по другому пути: сделать спектакль в стиле театра Кабуки. Оставить «закадровый текст», а речи героев перевести в пантомиму. И снова разминуться с поэтикой олонхо. Ясно одно — для адекватной адаптации устного эпоса якутов нужно искать нестандартные творческие подходы. И на сценических подмостках и в кино.

Вы сказали, что кино Якутии мало известно за пределами региона. Каким же образом возможно осуществить прорыв якутского кино на общероссийское и мировое пространство?

Есть несколько факторов, ограничивающих «ареал бытования» якутского кино. Подавляющее большинство фильмов озвучено на национальном языке. Далеко не у каждого имеются русские субтитры. К тому же все картины существуют только на цифровых носителях. Отсутствие плёночного варианта закрывает им путь на крупные кинофестивали. Я заметил, что в умах местных киношников господствует какой-то изоляционистский настрой. Мол, сняли картину, показали в республике — и довольно. Не пытаются продвигать свои фильмы — самостоятельно связываться с зарубежными фестивалями, искать финансовой поддержки западных фондов. Понятно, что якутские фильмы ещё не дозрели до каннского конкурса, но в Европе, Азии, Америке есть десятки менее пафосных кинофорумов: фестивали дебютов, короткого метра, «поискового», «этнического» кино. Начинать нужно с малого.

У меня создалось впечатление, что якутский кинематограф задыхается от безденежья. Бюджеты фильмов очень скромны. И скудость средств частенько заметна в кадре: авторам приходилось экономить на всём. Пора завязывать с «любительством» и «кустарщиной». Продюсерам и госчиновникам стоило бы осознать, что для создания качественных картин нужны соответствующие вложения.

Безусловно, большим событием в кинематографе Якутии стало начало съёмок масштабной киноленты «По велению Чингисхана». Каково ваше отношение к этому кинопроекту? Известно, что личность великого полководца заинтересовала сразу нескольких режиссёров, приступивших к съёмкам фильмов о нём почти одновременно.

На мой взгляд, затеян чрезвычайно любопытный проект. Знаю, что он потребовал больших инвестиций. «Чингисхана», а вовсе не фильм «Куот!», стоит признать «первым якутским блокбастером». Опыт освоения «большого стиля» якутскому кинематографу просто необходим. Эта картина для многих киношников станет практической «школой профессии».

Одновременно с Андреем Борисовым ленту на сходную тему снимает также Сергей Бодров. Появлялись сообщения и о других параллельных проектах. Это не простое совпадение. Ровно 800 лет назад, в 1206 году, хан Темучжин был наречён Чингисханом и избран верховным властителем всех монгольских племён. Кинематографистов разных стран подстегнула юбилейная дата.

Я не стал бы строить прогнозов — есть ли у фильма «По велению Чингисхана» шансы на международный успех. Нужно сначала увидеть картину (хотя бы в черновом монтаже). Сергей Бодров на главную роль пригласил интернациональную звезду, первоклассного японского актера Таданобу Асано (вы могли оценить его харизму и уровень мастерства в фильмах «Затоичи» и «Последняя жизнь во вселенной»). Андрей Борисов предпочёл обойтись без зарубежных знаменитостей. Заглавная роль досталась малоизвестному артисту из Тувы, не имеющему к тому же опыта работы в кинематографе. Слишком уж большая ответственность ложится на плечи исполнителя и постановщика. Сдюжат ли?

Как вам известно, в Якутске несколько лет назад был проведён кинофестиваль арктических фильмов «Солнечный конь». Насколько актуально и своевременно проведение подобного кинофорума сейчас?

Думаю, что он нужен Якутии. Особенно, если обретёт статус международного. Фестивали ведь существуют не только для того, чтобы зеваки смогли поглазеть на заезжих знаменитостей, а те, в свою очередь, оттянуться вдали от столиц. Некоторые российские «кинофорумы» явно перебирают с показным гедонизмом, обрастая чередой пустых раутов и пьянок-гулянок. Теряют свой изначальный смысл.

Задача фестиваля — «сверка часов». Зрители получают шанс увидеть непрокатные фильмы. Профессионалы — пообщаться с коллегами, завязать творческие и деловые контакты. И осознать — как же выглядят их работы в контексте современного мирового кино.

Разработка сайта —
«СофтМажор»
Copyright © 2007 Этнографическое Бюро
Add me to Skype vk.com/ix_rfaf, facebook.com/groups/8rfaf/