На главную Поиск Написать письмо
Российский фестиваль антропологических фильмов
Новости
6 июля 2015
Результаты РФАФ 2015
Подведены итоги IX Российского Фестиваля Антропологических Фильмов
3 июля 2015
ДНЕВНИКИ РФАФ
Фотоотчет о дне открытия Конгресса и Фестиваля уже на сайте!
2 июля 2015
Начало положено. Зал полон!
Состоялось открытие XI КАЭР и IX РФАФ.

"Дети Великого Озера" Насти Тарасовой (к/м (26 мин), док., dv-cam, 2006)

Интервью о процессе создания и самом фильме с режиссером Настей Тарасовой и оператором Ириной Шаталовой.

 

Почему поехали именно туда? Откуда идея фильма?
Лет шесть назад мы приехали туда автостопом, и с тех пор впечатление от жизни жителей Байкала не могло выйти из головы. Заявка в Госкино была написана по тем воспоминаниям. Естественно, в процессе съемок изменилось многое, в первую очередь с точки зрения кино вообще.

 

Две девушки в потенциально враждебных условиях + техника - расскажите
как вы справлялись с этим? Самый опасный момент экспедиции?

Девушек было не две, а четыре, и один представитель мужского пола. Получается пятеро: режиссер, сценарист, оператор, звукорежиссер, администратор.
Сценарист Лена Широковских была беременна, она стойко переносила все перелеты, передвижения и споры по поводу фильма. Собственно, за нее все и волновались. Это и было самым опасным моментом экспедиции.
В остальном, никакая опасность нас не преследовала, так как наш администратор очень хорошо подготовила экспедицию.
Люди там добрые, приветливые, общительные, но навязчивые и не всегда трезвые. Поэтому в фильме так много скрытой камеры.

 

Как писали звук? Кто, как и где делал эту работу?
Как мы уже сообщили, у нас был один представитель мужского пола, он и был в ответе за звук. Правда, он в первый раз участвовал в съемках документального кино, и был в шоке. Писал все подряд, поэтому ему было легко при монтаже.
Концепцию звука мы обсудили уже во время съемок, поэтому очень быстро была сделана работа над звуком в монтаже.

 

Кто главный во время съемок? Как распределяли обязанности?
На всех съемках главным должен оставаться режиссер, если только это не авторская работа оператора или кого-нибудь еще. Так что обязанности распределили так: сценарист писал сценарий по уже отснятому и еще предполагаемому материалу, оператор снимал, звукорежиссер записывал звук, администратор бегал по объектам и разным людям и готовил еду своей любимой съемочной группе. А что делал режиссер – не понятно, но при этом оставался главным.

 

Расскажите о финальном кадре: ситуация, выбор ракурса, ветер... как
это все сложилось?

Перед съемкой этой сцены мы долго готовились. Сначала водрузили флаг РФ на крышу сельсовета, затем набрали массовку, но не в деревне, так как ее жители очень недоверчиво отнеслись к нашему предложению. Пришлось пустить объявление по радио города Северобайкальска о съемках. Также нашли человека в местном кружке самодеятельности, согласившегося играть священника. Дело оставалось за малым – придумать, где взять ветродуй. Но с этой задачей легко справился наш администратор. Дело в том, что в соседнем Нижнеангарске есть аэропорт, так что просто пригнали двигатель от сломанного самолета за совсем небольшие деньги. Времени было мало, так что успели снять всего восемь дублей. В принципе, мы так всегда снимаем документальное кино…
На самом деле нам было непонятно, зачем люди, совершающие Крестный ход по деревне остановились напротив сельсовета и начали на него молиться. Мы сами были в недоумении от этой ситуации, аж присели – отсюда и такой ракурс. Поэтому нам легче самим придумать объяснение этой ситуации, чем пытаться ее объяснить.

 

Монтаж и пост-продакшен - кто главный? Влияет ли оператор на монтаж? Как распределяются обязанности? Как приходите к компромиссу?
Оператора вредно пускать на монтаж. Он начинает советовать, какой кадр лучше взять, какой убрать (именно с операторской точки зрения). Приходилось терпеть его присутствие, потому как я хорошо к нему отношусь.
Хотя, на самом деле, в документальном кино оператор и режиссер неразрывны в материале. Оператор не обговаривает кадр с режиссером, они не делают раскадровок, они смотрят на все одним взглядом, поэтому в монтаже не возникает каких-то недоумений.

 

Что в планах? Куда-нибудь еще в глубинку?
Глубинка – это всегда интересно, но так больно за все, что там видишь. Переживаешь за людей и во время съемок, и при монтаже, живешь с ними виртуально по нескольку месяцев. Они ведь живые, настоящие. Продолжают где-то там жить, а ты сидишь в Москве и монтируешь кино с их проблемами.
Через несколько дней едем снимать в Благовещенск - тоже Богом забытый край. О нем помнят только китайцы. Будем опять переживать. Такая работа.

 

О чем хотели бы сказать?
Перестаньте читать всякую ерунду.

 

Весна 2006

Разработка сайта —
«СофтМажор»
Copyright © 2007 Этнографическое Бюро
Add me to Skype vk.com/ix_rfaf, facebook.com/groups/8rfaf/