На главную Поиск Написать письмо
Российский фестиваль антропологических фильмов
Новости
6 июля 2015
Результаты РФАФ 2015
Подведены итоги IX Российского Фестиваля Антропологических Фильмов
3 июля 2015
ДНЕВНИКИ РФАФ
Фотоотчет о дне открытия Конгресса и Фестиваля уже на сайте!
2 июля 2015
Начало положено. Зал полон!
Состоялось открытие XI КАЭР и IX РФАФ.

История фестиваля

Первый Российский фестиваль антропологических фильмов (РФАФ) прошел в 1998 г. в Салехарде, столице Ямало-Ненецкого автономного округа. К его созданию причастны Евгений Александров (руководитель центра визуальной антропологии МГУ), Олег Генисаретский (первый президент РФАФ), Андрей Головнёв (нынешний президент РФАФ), Юрий Кукевич (организатор ТРК «Ямал»), Марина Южанинова (директор РФАФ). Администрация Ямала во главе с губернатором округа Юрием Неёловым приняла на себя основное финансовое бремя проведения РФАФ. С тех пор в режиме биеннале  прошло пять фестивалей: I (1998), II (2000), III (2002), IV (2004), V (2006).

Прежде в России не существовало понятия «антропологический фильм» и подобного кинофестиваля. Исследователи-антропологи избегали серьезной работы с камерой и в лучшем случае выступали консультантами в научно-популярном кино. Идеологам фестиваля и первому жюри во главе с кинокритиком Андреем Шемякиным пришлось искать ориентиры в туманной стихии ранней киноантропологии России, сочетавшей профессионализм в науке с любительством в кино и наоборот. Первые два фестиваля прошли в режиме ринга, на котором в боях без правил блистали методологи, режиссеры, политики, этнографы. Впрочем, схватки двух амбициозных цехов — исследователей и кинематографистов — стали украшением первых фестивалей, полных словопрений на тему «Что такое антропологический фильм?»

Золотая тундровая осень располагает к свободной рефлексии, игре самооценок и переоценок. Когда-то документальное кино, начиная с Флаэрти, рождалось на Севере. И нынешнему антропологическому фестивалю привольно на Севере, тем более что Ямал сочетает крепкие традиции арктических кочевников-ненцев со стремительными ритмами мультикультурного Газпрома.

Главный спор о приоритете — наука или искусство — изначально был обречен на выбор паритета. На первых порах многим казалось, что дело ограничится сиюминутным использованием друг друга — антрополог зафиксирует обряд на пленку, кинорежиссер насытит экзотической фактурой свою ленту, — и каждый вернется в родной цех со своим представлением о «визуальной антропологии». При этом науке достаточно документальной достоверности и наплевать на качество съемок, а кино достаточно выразительной образности и наплевать на глубину познания культуры. Однако РФАФ уже внедрился в подсознание: этнограф стал мучиться эстетикой кадра, а режиссер — тонкостями внутрикультурной семантики.

Кинофестиваль, как ни пьянит речами и атмосферой, ценен картинами, и программы РФАФ с яркими фильмами Анатолия Балуева, Андрея Головнёва, Валерия Соломина, Маркку Лехмускаллио и Анастасии Лапсуй наметили реальные пути антропологического кино, а самому фестивалю дали миролюбивую формулу искусство+наука. 

С III РФАФ начался новый виток поисков, на этот раз — зрительской аудитории. Кто смотрит антропологическое кино? Интересуются ли им телеканалы? Где, кроме профильных фестивалей и университетских аудиторий, можно собрать нашего зрителя? Почему в самом Салехарде фестивальный кинозал не набит публикой?

Ответы на эти вопросы уходят в будущее антропологического кино, но некоторые акценты уже проявились. Сила и очарование антропологического фильма — в его искреннем и смелом самовыражении. Можно быть сколь угодно чутким к киномоде, следить за научными открытиями, угождать вкусам и злобам дня — из всех этих приготовлений не сложится фильм, его надо снимать, выбросив все это из головы. Антропологическое кино имеет дело с материей, в которой родился кинематограф, и всякая удачная работа этого рода является по-своему кино-рефлексией. В лучших фильмах двух последних фестивалей, «Маленькой Катерине» Ивана Головнёва и «Яптик Хэсе» Эдгара Бартенева, кинематограф открывает особую эстетику двух северных культур и одновременно разглядывает нечто особенное в себе. Между тем по разным причинам антропология набирает популярность, наполняются зрителями кинозалы на V РФАФ, все чаще мелькают на телеканалах антропологические фильмы. 

V РФАФ обозначил новый уровень поиска и эксперимента — во внежанровости, вне устоявшихся рамок. Документальность антропологического фильма на РФАФ в течение десятилетия оставалась незыблемой нормой, но «документальность» сама по себе может причудливо дрейфовать. Что происходит на съемках и монтаже, если камера желает документировать не типы обуви, а потоки подсознания? Если живая ритуализованная мифология — всегда театр, в чем в очередной раз отступил от документализма «мокьюментарист» Алексей Федорченко, новый постановочный фильм которого «Шошо» открывал V РФАФ, но не был включен в конкурс?

Председатель жюри двух фестивалей (III и V) Карен Геворкян считает грань между игровым и неигровым кино, особенно в измерении антропологии, искусственной. Возможно, какой-нибудь очередной РФАФ опробует игровую номинацию, а пока тяга к всеохватности породила параллельный проект — Кочующий Северный Кинофестиваль (КСК), объединяющий все жанры кино.

В подборе номинаций и параллельных проектов РФАФ не жалел сил на пробы. На первых фестивалях были призы за лучшие фильмы (главный приз и спецпризы жюри) и приз за лучший визуально-антропологический проект. В те годы терпимость к сырью была уместна, и часть полуфабрикатов позднее выросла в фильмы. III РФАФ заявил номинацию «Арктических телепрограмм» и запустил проект КСК (с фильма Карена Геворкяна «Пегий пес, бегущий краем моря»). Номинация телепрограмм (с особым жюри) сыграла свою роль в пропаганде антропологического кино на региональных телеканалах и сошла со сцены, а КСК вырос в мощный международный проект: на IV РФАФ его программа включала фильмы Германии, Канады, России, Финляндии и Швеции (в том числе постановку «Атанарджуат» Захариаса Кунука, документальную ленту «Хит-парад Гитлера» Оливера Аксера и Сузанны Бенце, анимационный трек «К югу от севера» Андрея Соколова); на V РФАФ Кочующий при поддержке Арктического совета представил «Арктическую панораму» — кино-лица северных стран (в том числе документальный фильм «Арктический мечтатель» канадца Питера Рэймонта, короткометражную постановку «Последняя ферма» исландца Рунара Рунарссона, полнометражные «Элина» финна Клауса Хяро и «Как на небесах» шведа Кая Поллака). С 2002 г. РФАФ и КСК проходят в формате объединенного фестиваля, дополняя друг друга программами, организующими и участвующими сторонами, фондами, техническими средствами и персоналом.

С момента своего становления и по сей день РФАФ является единственным в стране полноформатным конкурсным кинофестивалем, представляющим стремительно развивающийся жанр антропологического кино. Самый северный в мире кинофестиваль уже обрел популярность и международный авторитет среди российских и зарубежных кинематографистов, менеджеров культуры, исследователей Севера. Он имеет репутацию интеллектуально-художественного по содержанию и эффективного по формату социокультурного явления, получил множество положительных откликов в России и за рубежом, его фильмы-лауреаты демонстрировались по общероссийским и региональным телевизионным каналам. Сегодня РФАФ служит, помимо прочего, экспериментальной площадкой для поиска новых киноформ, для выражения не только ностальгии по уходящим ценностям культур, но и соучастия в сегодняшнем поиске идентичности и культуротворчестве. 

А

Разработка сайта —
«СофтМажор»
Copyright © 2007 Этнографическое Бюро
Add me to Skype vk.com/ix_rfaf, facebook.com/groups/8rfaf/